Русская артель

Русская артель была добровольным товариществом совершенно равноправных работников, призванным на основе взаимопомощи и взаимовыручки решать практически любые хозяйственные и производственные задачи. Объединение людей в артель не только не ограничивало дух самостоятельности и предприимчивости каждого артельщика, а, наоборот, поощряло его. Мало того - артель удивительным образом позволяла сочетать склонность русского человека к самостоятельному и даже обособленному труду с коллективными усилиями.

Довольно интересно отслеживает этимологию слова «артель» М. Слобожанин. Он считает, что слово «артель» одного происхождения с древним словом «рота», «ротитися». Образовалось оно, по его мнению, путём перестановки букв по закону полногласия, всё равно как от слова «рожь» производится слово «аржаной». Слово «рота» означает: божба, клятва, заклинание, а ротиться - божиться, клясться, присягать. Такое объяснение можно считать вполне удовлетворительным, так как оно подчёркивает особый характер возникновения артели путём общественного договора, взаимного согласия, выработки общих условий сосуществования, а также задач и целей. Всё это скреплялось клятвой по христианскому обычаю на иконе, то есть своего рода присягой.

Древняя артель - добровольный союз нескольких лиц, согласных, доверяющих друг другу и скрепивших свои договорные отношения обетом или клятвой содружественных людей, преследующих общую цель свободного проявления каждым своей индивидуальности. Такие артели складывались, как правило, из людей хорошо знавших друг друга. Община могла организовать свою артель, существовали и семейные артели. Особенно мощными были, так называемые, старообрядческие артели.

Все члены артели были абсолютно равноправны и попытки одних эксплуатировать других жестоко пресекались. Даже если один из артельщиков получал какие-то полномочия он продолжал работать наравне со всеми и, лишь по окончании срока действия этих полномочий, за выполнение своих обязанностей он мог получить какое-то поощрение - «на сапоги». Конечно, равноправие не подразумевало уравнительного распределения дохода, оно осуществлялось по труду. Все члены артели, как и общинники, были связаны круговой порукой. Абсолютное равенство не означает, что в артелях не было начальника. Артельщики, выбирая своего руководителя, предоставляли ему широкие права, но контроль за выборным осуществляли достаточно жёстко. Хотя в мелких артелях старосту не выбирали ввиду ненадобности. А в крупных могли выбрать и двоих старост.

Производительность труда и качество произведенной продукции находились на высочайшем уровне. Например, с 1838 по1917 строительные артели безо всяких механических средств провели 90 тысяч километров железных дорог, тогда как великая сибирская дорога протяжённостью 7,5 тысяч километров была построена за десять лет со средней численностью рабочих 7-8 тысяч человек. Работа строительных артелей была чрезвычайно тяжёлой, да ещё подрядчики старались всячески обмануть. Но тем не менее духовная , да и материальная стороны жизни артельщиков способствовали высокой производительности. К примеру, рабочие получал следующее: в постные дни: 10 фунтов круп и фунт масла на 10 человек; в скоромные дни кашица с говядиной, в сыром её виде на человека около 300 грамм и каша с постным маслом. Хлеба ржаного досыта, но продавать и разбрасывать хлеб было нельзя, за это штрафовали. Тогда как при почти таких же нормах выработки рабочие советских трудовых лагерей получали, при выполнении нормы, 400 граммов плохого хлеба и черпак супа из листьев свёклы. Если же кто-то умудрялся перевыполнить норму, то получал дополнительно немного каши или картофеля. Норма же штрафного пайка была значительно ниже прожиточного минимума. А зарабатывали артельщики за сезон около 35 рублей, из них 6 рублей отдавали в виде податей, 3 рубля - стоимость дороги на работу и обратно и ещё 3 рубля на прочие расходы. Оставалось 23 рубля, из которых 4 шло на одежду. Итого располагая суммой в 19 рублей можно было купить две коровы либо лошадь, либо 27 пар сапог, либо 9 овчинных полушубков.

Перейти на страницу: 1 2 3